Сентябрь 1915- май 1916 г.г. Кременчуг. Мобилизация. 11 и 15 роты ополчения. Солдатский дух. 1-я мировая война

В архивах прадеда, Левда Александра Михайловича, помимо тетрадей с записями о юношескому периоде и о Великой Отечественной войне, осталось два дневника, под номерами II и III, связанные с периодом 1913-1941 годов. Сколько всего тетрадей, относящихся к этому времени — сейчас очень сложно сказать. Поэтому — публикую как есть, начиная с тетради №2 — Маничев С.Е.


Тетрадь II. 1913-1941

Г. Кременчуг
1915-1916 г.

Путешествие из Орска в Кременчуг для Вали было нелегким. Уже в Пензе, где мы имели пересадку, закончился запас пелёнок, поэтому пришлось у добрых людей Вале заниматься стиркой.

Если в Орске война чувствовалась как что-то далекое, то здесь, в центре России, она (война) давала себя чувствовать буквально на каждом шагу. На Запад следовали воинские эшелоны, на восток — санитарные поезда с ранеными и больными. Пассажирские поезда следовали переполненными. Что бы не обременять себя в пути, мы сдали наши скромные пожитки в багаж, оставив себе только необходимое. В Кременчуг прибыли благополучно, примерно, 2-го сентября и поселились в доме моих родителей, где приняты были довольно радушно.

Началась новая фаза в нашей жизни, совершенно непохожая на орский период. Там мы себя чувствовали самостоятельными во всех отношениях. Здесь была полная зависимость во всём, в том числе и материальная. В Кременчуг приехали мы с очень скромным денежным запасом.

1915 Слава Левда спит Кременчуг001

Приезд наш совпал с объявлением мобилизации ратников ополчения 2-го разряда. Через несколько дней мне надлежало явиться на сборный пункт и вслед за этим, как предполагалось, распрощаться с Кременчугом. А так как мой воинственный пыл к этому времени уже исчерпался, то я, послушавшись добрых советов, не ожидая дня мобилизации, явился к уездному воинскому начальнику и подал прошение о зачислении меня в ряды Русской армии добровольцем, что и было удовлетворено немедленно. Если не ошибаюсь, то уже 4-го сентября «доброволец» с правами вольноопределяющегося 2-го разряда получил назначение в 26-ой пехотный запасный батальон, расквартированный в г. Кременчуге. Из канцелярии батальона переадресовали «добровольца» для военной подготовки в 15-ю роту, где командиром был прапорщик Мирович Николай Иванович.

Деятельное участие в моем устройстве принимала мама и старший писарь 26-го батальона Федор Фадеевич Слюсаренко (по тем временами видная фигура), проживавший на квартире с семьей в доме моих родителей.

Таким образом, на какой то период я был задержан в Кременчуге для отбытия военной службы и к тому же на привилегированных условиях.

15-я рота. 1915. Кременчуг

Благодаря содействию того же Слюсаренко, командир роты проявил ко мне не положенное по воинскому уставу внимание. Мне было разрешено ночевать дома. По утрам я являлся в роту для прохождения воинских премудростей.

А так как рота была почти полностью укомплектована нижними чинами старших возрастов и к тому уже побывавших на фронте и в госпиталях, то военные «азы» было поручено вдолбить мне в одиночном порядке стар. унтер-офицеру Даннику. Каково же было удивление унтера, когда он с первого же дня убедился, что вверенный ему вольноопределяющийся 2-го разряда отлично знаком со строевой службой и ружейными приемами.

Строевую подготовку и ружейные приемы я отлично изучил в техническом училище, где в 1911 году был командиром отделения, а в 1915-м — командиром взвода.

Это открытие унтер решил не оглашать к нашему обоюдному удовольствию. Заберемся в какой нибудь отдаленный угол казарменного двора и делаем вид, что мы усердно занимаемся.

В 15-й роте вместе со мной находилось еще несколько человек вольноопределяющихся. Все мы пользовались льготами, предусмотренными военными законами. Прежде всего обращение с нами было на «Вы», освобождались от уборки казарменного помещения и работы на кухне. Солдатская среда той эпохи состояла в основном из простого народа, интеллигентная прослойка была почти не заметна. Следует отметить, что отношение со стороны офицеров (и особенно офицеров военного времени) к вольноопределяющимся, за редким исключением, было вполне корректным и культурным. Это, конечно, оказывало влияние и на младший командный состав (ефрейторов, унтер-офицеров и фельдфебелей), относившихся к вольноопределяющимся также предупредительно. Дело в том, что эти вольноопределяющиеся были, как говорится, уже без пяти минут офицерами.

В первые месяцы войны 1914-1918 г. потери в офицерском составе были огромными, поэтому кадровые военные училища и школы усиленно готовили офицерские кадры. Главная масса юнкеров, надо полагать, комплектовалась из числа вольноопределяющихся. Для подготовки пехотного офицера в военное время требовалось всего 4 месяца, а артиллерийского — 9 месяцев.

Уже в сентябре месяце с группой вольноопределяющихся 26-го запасного батальона я был командирован в Полтаву для определения в Виленское военное училище (эвакуированное ввиду войны в Полтаву), но вступительные экзамены, не смотря на то, что они были очень легкие, без подготовки не смог выдержать.

Для того, что бы поступить в школу прапорщиков без экзаменов мне нужно было получит аттестат об окончании полного курса технического ж.д. училища. Я подал об этом прошение Начальнику южных ж.д., который разрешил, ввиде исключения, проэкзаменовать меня в училище (была образована специальная комиссия) и в результате я получил аттестат.

Но обстоятельства сложились так, что с определением в школу прапорщиков я не спешил: получен был приказ, что бы военнослужащих инженеров и техников взять на особой учет и в состав маршевых рот, направляемых на фронт для пополнения, не включать. Это давало мне надежду на возвращение к труду по специальности, следовательно нужно было ждать.

А тем временем в ротах запасного батальона производилось непрерывное формирование маршевых рот. В начале 1916 года многие вольноопределяющиеся (не имеющие технического образования), служившие со мною в роте, уже закончили военные училища или школы прапорщиков и носили погоны офицеров.

Я же продолжал проходить военные науки в 15-ой роте. Для тактических занятий и на стрельбы иногда выходили за пределы города. От несения караульной службы и вообще нарядов командир роты меня освободил, но иногда привлекал меня к музыке, при чем я играл на мандолине, а он аккомпанировал на гитаре. Эти «концерты» происходили в канцелярии роты.

***

В то время, как у меня сложилось выжидательное положение, Валя проживала в доме у моих родителей и растила сына; кроме того где то в городе репетировала отстающих учеников.

Ночевал в казарме я редко, больше дома, при чем приносил невероятное количество вшей. Эта мерзость буквально заедала российское воинство на фронтах и в тылу.

В конце 1915 года я где-то захватил перемежающуюся лихорадку, сопровождавшуюся высокой температурой. Пришлось недели две проваляться в гарнизонном госпитале.

***

Следует упомянуть, что в конце сентября месяца я был очень расстроен письмом, полученным из Орска. Из конторы IV участка меня уведомили, что если бы я из Орска не уехал, то и военной службы не знал, т.к. ратники 2-го разряда были зачислены на особый учет и продолжали трудиться на постройке. Горевать было бесполезно, так судьбе, знать, угодно было.

1916 письмо из Орска ч1003

1916 письмо из Орска ч2004

Орская наша жизнь, так внезапно оборвавшаяся, была теперь такой далекой, сказочной.

В Кременчуге всё напоминало о войне. Город был переполнен военными, жизнь вздорожала и многое добывалось уже с трудностями.

Отец продолжал водить пассажирские поезда, мама хозяйничала дома, а Надя заканчивала женскую гимназию.

1916 Слава Левда и тетя Надя Кременчуг002

***

В один из «масляничных» дней 1916 года, когда я находился в казарме, меня срочно вызвали в канцелярию роты. Какова же была моя радость! Приехал с северо-западного фронта мой друг детства и юности — Алеша Ильинский, подпоручик артиллерии. Крепкое рукопожатие, объятия и я немедленно был отпущен из казармы.

В 1914 г. Алеша закончил Полтавский Петровский кадетский корпус, а в 1915 г. ускоренный 9-ти месячный курс Одесского Сергиевского артиллерийского училища. После производства в офицеры находился на северо-западном фронте театра войны 1914-1918 г.

1916 42 лин пушка Алеши Ильинского005

1916 г.

На снимке 42-х лин. пушка образца 1877 года с прислугой на позиции за деревней Слободой в Двинском районе Сев.-Зап. фронта.

Это одна из пушек 4-ой батареи 1-го дивизиона осадного полка 2-й артиллерийской бригады, которой командовал подпоручик Алексей Иванович Ильинский.

За боевые заслуги Алеша уже был награжден орденом Станислава 3-ей степени с мечами и бантом.

В течение нескольких дней после приезда мы были с Алешей неразлучны. В один из вечеров в обществе Вали смотрели «что то» в театре оперетты, а на другой день в ресторане лакомились масляничными блинами. На этом и закончились радости нашей встречи. Алеша заболел и через несколько дней обнаружилась скарлатина. Это произошло потому, что Алеша в квартире отца спал на непродизенфецированной кровати своего младшего брата, который незадолго до этого переболел скарлатиной. Болезнь протекала в тяжелой форме и с осложнением: образовался нарыв в горле. Алешу определили в инфекционное отделение городской больницы, которая в то время называлась «Юогоугодным заведением». (В этой больнице умерли мои отец и мать).

В период болезни я, конечно, навещал Алешу, но виделись мы только через окно. До сих пор помню нашу последнюю встречу через окно больницы, а на другой день, 19 марта ст.ст. 1916 г.г., Алеша лежал уже в гробу, в часовне Богоугодного заведения.

Умер от заражения крови. (Помог бы ему пеницеллин?) Похороны состоялись с отдачей всех воинских почестей. Гроб с телом Алеши везла шестерка артиллерийских лошадей, запряженных в лафет орудия.. Впереди процессии следовал замечательный церковный хор, исполняющий похоронное «Святый боже».

Два больших отличных военных духовых оркестра (26-го пехотного запасного батальона и артиллерийской бригады) исполняли похоронные марши, из коих мотив одного сохранился в моей памяти на всю жизнь. Этот марш много лет спустя я слыхал в передаче по радио, когда похоронная процессия с прахом Сталина следовала от Колонного дома Союзов в Москве на Красную площадь.

Похороны Алеши состоялись на военном кладбище в Кременчуге за городом, у Киевской дамбы. Этого кладбища теперь нет: оно уничтожено.

При опускании тела Алеши в могилу сопровождавшая рота солдат отдала воинский салют тремя залпами из винтовок. Так печально закончилась жизнь моего большого и дорогого друга Алеши, 19-ти летнего боевого офицера.

***

Оставался еще один друг — Саша Шереметьев, но он был очень далек, где то на маленьком разъезде Китайской Восточной жел. дор.

У меня сохранилась фотография Алеши в бытность его в Кадетском Корпусе в 7 классе. Подарил он мне 29 февраля 1916 г. с надписью: «Лучше поздно, чем никогда».

1909 или 1910 Алеша Ильинский Кременчуг006

Накануне смерти Алеша фотографировался с сестрами Лидией и Натальей, а также с братом Вадимом.

Кроме того он сфотографировался и один в полный рост.

К величайшему сожалению, эти фотографии нам с Валей пришлось уничтожить в годы лихолетья, т.е. в памятные тридцатые годы, когда жизнь человеческая ценилась меньше всего.

—Письма Алеши Ильинского Александру Левда—


11-я рота. Кременчуг

Я уже не помню тех причин, вследствие которых был переведен из 15-й роты в 11-ю. Во всяком случае, произошло это той же поддерживающей меня руки из канцелярии батальона.

С теми же правами и с тем же выжидательным положением переселился в казарму, находившуюся в большом здании на Сенной площади.

 

1915 казарма Кременчуг019

Первое время пришлось ночевать в казарме, кормит вездесущих вшей, ходить на занятия (ротные) и присутствовать на часах солдатской словесности.

Командиром 11-й роты был прапорщик Фоменко Петр Георгиевич, окончивший в 1910 или 1911 году Харьковское техническое ж.д. училище. Это обстоятельство, вполне понятно, нас сблизило в какой то мере. настоящих товарищеских взаимоотношений между нами не было, т.к. велика была сила субординации в старой армии, но привилегиями я опять пользовался сверх положенного по уставу.

Командир взвода (старш. унтер-офицер Вовкобай) и командир отделения (младш. унтер-офицер Ковтун), в подразделениях которых я состоял, относились ко мне, конечно, благосклонно; я иногда приносил им из дома для поднятия духа бодрости денатурат. (Продажа спиртных напитков в период первой мировой войны была запрещена).

1916 Левда Александр в 11 роте Кременчуг020

Был у нас во взводе еще  один войсковой «начальник», окончивший только что учебную команду (батальонную), не имевший еще даже ефрейторской лычки, но уже величаемый рядовыми солдатами «господин учитель». Это был «виц», по фамилии Чернобаб. Это была важная, напыщенная фигура! Не дай Бог, если эти «фигуры» дослуживались до чина фельдфебеля или прапорщика (последнее бывало в военное время), ну и мордобои же это были!

Чернобаб этот относился ко мне с полным презрением, но моя рожа для него была недосягаемой.

***

До сих пор не забыл я казарменный дух. Это был «дух», должен пояснить, непревзойденный, самый настоящий российский дух!

В казарме (в общей спальне), где помещалось сотни две солдатушек, дух этот висел в воздухе как тяжелый топор. Спали на общих нарах. У каждого была связанная из рагозы «мата» (со вшами, конечно), под головой вещевой мешок, одеялом служила шинель. Некоторые на ночь под голову подкладывали, что запрещалось, изумительные по запаху солдатские портянки.

Кормили солдат просто, но сытно. Хлебушек был ржаной, а норма его дневная чуть ли не 3 фунта. Аппетиты же у солдат были превосходны. Здесь то и зарождался «солдатский дух». Просыпаться ночью не рекомендовалось, т.к. заснуть после было очень трудно….

***

У командира роты был хороший фотоаппарат 9х12 см, но он им не владел. Вот тут то моё некоторое уменье и пригодилось.

Я познакомился с женой Петра Георгиевича — Марией Сергеевной и стал частым гостем в их квартире, находившейся рядом с казармой. Мария Сергеевна была довольно капризная офицерская женушка, но по натуре простая и общительная. Вскоре с Мар. Серг. познакомилась и Валя.

1915 Мария Сергеевна Фоменко Кременчуг021

Так и протекала в этой обстановке, примерно до апреля 1916 года, моя военная служба.

К этому времени взаимоотношения между Валей и моей мамой были уже значительно испорчены. Свекруха и невестка! Этими двумя словами уже можно было объяснить причины неувязок, но в основе, к сожалению, имела место материальная сторона жизни. К этому времени наши денежные сбережения уже были исчерпаны. Дальнейшее проживание Вали в родительском доме было бесперспективным и тягостным. Надо было что то предпринимать. Валя решила со Славой переехать к своим родным в Феодосию, которые настойчиво её приглашали.

Получив не официальное разрешение от командира роты но отлучку в конце апреля, переодевшись в гражданскую путейскую форму, я сопроводил Валю и Славу до Феодосии, откуда возвратился в Кременчуг не задерживаясь.

Теперь я был уже оторван от своей семьи.

В конце апреля стало известно о передислокации батальона ближе к фронту. Юго-Западный фронт, командующим которого был генерал от инфантерии (точно не помню: возможно «от кавалерии») А.А. Брусилов, был накануне знаменитого «луцкого прорыва«.

брус1

В первых числах мая воинский эшелон, в составе которого находилась 11-я рота, отбыл со станции Кременчуг в сторону Запада. Перед отъездом я заходил попрощаться к Рахили Перельман, жившей по соседству с домом наших родителей.

Спустя полвека можно сознаться, что Рахиль мне очень нравилась. Это была интересная девушка (гимназистка) из хорошей патриархальной еврейской семьи.

На вокзале в путь далекий провожала меня мама.

1916 Левда Александр присяга в 11 роте Кременчуг022

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Галерея | Запись опубликована в рубрике 1915, 1916, Без рубрики, Годы, Города, Интересное, Кременчуг, Феодосия, главная с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s