23 мая — 9 июня 1943. Староминская. Великая Отечественная война в дневниках А.М. Левда

23 мая 1943. Староминская

Почти месячное путешествие закончилось. В Старо-минскую прибыли в 11 ч. 45 м. Проделанный нами путь равен 2264 килом. В момент прибытия над станцией на большой высоте летал немецкий разведчик.

***

Станица сохранила свой прежний вид, за исключением жел. дор. станции, которая вся в развалинах. Для управления наши квартирьеры заняли хорошее здание станичной школы. С А.М. Кравченко устроились на квартире в домике Ирины Даниловны Капусты (це значить «Капустиха»).

Обрадован ждавшими меня письмами от Славы, Люси Шереметьевой, Миши Борисова и Светика.

Проведал своих прошлогодних хозяев (Таранив), что на Ярмарочной улице. Старый кубанский казак Захар Миронович с удивлением и уважением смотрел на мои офицерские погоны.

Выпили по стакану самогона, закусили салом «с зеленой цибулей».

25 мая 1943. Староминская

Скоро полночь. Я дежурный по управлению.  Полоса безделия УВПС закончилась и в данное время работы уже хватает. Дежурство на этот раз труднее предыдущих, т.к. под мою ответственность на столах оставлено всё как было (всё сов. секретное), с целью завтра с утра немедленно возобновить работы. Все спят. Пользуясь случаем, напишу письма Славе, Оле и Люсе.

29 мая 1943. Староминская

На первый взгляд в Староминской «тихое и мирное житие». Как будто бы нет никакой войны. Население занято трудом и больше находится на работах («в сте?у).

А на самом деле военная обстановка в наших краях еще напряженная. Немцы до сих пор на Таманском полуострове, да и Новороссийск, кажется, еще не наш. Хвалятся неприступностью своей «голубой линии«. Сидят немцы и в Крыму, а за Ростовом уцепились на рубеже р. Миус.

При этих условиях, конечно, в тылу нужно иметь подготовленные на всякий случай оборонительные рубежи. Этим и занято наше управление. Работаем с утра и до вечера.

***

Много лет не слыхал церковного звона. Звонят в Староминской церкви: завтра праздник «Вознесения». Хозяйка зажгла лампаду перед иконой в нашей комнате, где мы отдыхаем с Алексеем Михайловичем. Повеяло старым, забытым.

3 июня 1943. Староминская

Сегодня по случаю праздника наша хозяйка, Даниловна, угостила нас прекрасными варениками. Получили удовольствие, о котором в Сочи можно было лишь мечтать.

После продолжительной засухи началась полоса приятных летних дождей. Природа еще больше приукрасилась. В свободные часы любим с Алексеем Михайловичем поболтать с нашей хозяйкой и её «сусiдками». Нас, конечно, кое-чот интересует из периода оккупации Кубани немцами, но разговоры, в силу военного звания, мы должны не выводит mbp определенных рамок. Вчора слухали, як одна сусiдка, що недавно приїхала с станицї Кримскої, розказувала про те, як були там нiмцi/ Мы от души хохотали, когда она рассказала случай «про абержана» (азербайджанца), которого она взяла к себе из госпиталя в Крымской на излечение, кормила, имея, конечно, хозяйственные виды, а может и еще кое что…. (баба безмужная, здоровая)….»Вiн (аберожан) дуже богато їв i, стерво, убiг с нiмцями»…

Когда я был в Староминской, после изгнания немцев, то обратил внимание на бетонные обломки, сваленные в кучу в одном из хозяйственных дворов колхоза, в числе которых выделялись перевернутые вверх сапоги с частью ног от монумента Сталина. Ясно было, что это следы разрушений, исполненных в период оккупации. Когда я спросил знакомого мне пожилого колхозника Онысыма Федоровыча: «Як же це воно получилося, oj не зберегли Сталiна?», то Онисим Федорович (хитрый козачина!), изобразив на лице лукавую мину, и кашлянув, ответил: «Як бачите, воно, теє-тоє, як його, получилося контузия»…

26/II-1962 г. Ростов н/Д

5 июня 1943. Староминская

Вечером состоялось собрание офицеров нашего управления. Обсуждались вопросы, связанные со строительством рубежей, но был затронут и вопрос — каким должен быть офицер Красной Армии, чему в последнее время, после введения погон и термина «офицер», уделяется немало внимания. Велись разговоры о спаянности, дисциплинированности внешней и внутренней, о чести мундира и т.п.

Пришлось по этому вопросу больше всех говорить нашему майору Кулыгину, который на практике больше всех нарушает идеалы офицерской чести. В своем выступлении майор ссылался на соответствующую статью, опубликованную в газете «Красная звезда». Навряд ли майор в этот вечер чувствовал себя как обычно. Все догадались, что выступление майора было партийным поручением комиссара, подполковника Фаломеева, который в этот вечер больше молчал и как бы «невинно» улыбался. В этот вечер майор похвалил меня и поставил всем в пример мою подтянутость и внешний вид. «Посмотрите на лейтенанта Левду, как он ходит: пишет!!!» На похвалы майор вообще был очень скуп.

В своих воспоминаниях я неоднократны касался начальника УВПС-103 майора Кулыгина Семена Петровича. Спустя 20 лет мне хочется правильно осветить эту личность.

Несмотря на ряд человеческих недостатков в личности майора, это был, безусловно, настоящий, твердый, решительный и авторитетный начальник.

Сем. Петрович следил за своей внешностью, был всегда подтянут и в этом отношении являлся примером для остальных офицеров.

Я очень жалею и теперь, что потерял след этого военного начальника.

25/II-1962 г. Ростов н/Д

(надо вставить скан документа — Маничев С.Е.)

Ответ Центрального районного военного комиссариата г. Сочи
19 марта 1962 года
№3/499

Гр. Левда А.М.

На Ваше письмо адресованное в ГУК Сов. Армии по вопросу розыска офицера запаса КУЛЫІГЫНА Семёна Петровича, сообщаю, чот он проживает в городе Сочи, Краснодарского края, улица Красная, дом №27, кв.2

Военный комиссар подполковник ____ (Калинчиков)

Следует заметить, что во взаимоотношениях между людьми война понизила и без того невысокую культуру. Проявления элементарной вежливости, предупредительности и чуткости зачастую подменяются хамством. После войны нелегко это будет изжить.

9 июня 1943. Староминская

Еще позавчера я был обрадован письмами от Славы (его адрес — пол. почта 37650). Письма прибыли довольно быстро. Слава до сих пор вблизи озера Ильмень, на Сев. Западном фронте. Сегодня шлю ему письмо со своими давно обещанными фотокарточками. Слава напоминает о своей любимой девушке, Беляевой Вере Михайловне и просит меня не обходит молчанием этот вопрос. Слава прав, что я очень осторожен в проявлениях восторга после неудачной его семейной жизни с Любой. Кроме того у меня в памяти его привязанность к Валентине Якунинской. Скоро Славе стукнет 28 лет, а это — тот возраст, когда мужчине уже пора иметь семью. От души желаю, что-бы Слава на этот раз встретил истинного друга жизни и что-бы эта, зародившаяся в суровые дни войны любовь принесла ему заслуженное счастье, а нам с Валей утешение на старости лет.

Бедная моя Люнька, если ты жива, то как глубоко твое горе и как оно длительно! Кроме несомненных материальных забот, нужды и лишений, ты всегда с тревогой думаешь о нас двух, оторванных войной. Скоро уже 2 года, как это стало тоскливым твоим уделом. Не нам со Славой выпало испить горькую чашу до дна, а тебе, моя родная. Шлю тебе привет через фронты, водные пространства и всякие другие преграды. Желаю тебе, моя родная, до конца выдержать испытания и дождаться того дня, когда вернемся мы, а вместе с нами и тот душевный покой, который от тебя ушел в первых числах ноября 1941 года.

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Заметка | Запись опубликована в рубрике 1943, 1943 год, Без рубрики, Великая Отечественная, Годы, Интересное, Кубань, главная с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s