Ильич-Батарейка-Запорожская-Ахтанизовская-Староминская. 18 мая — 19 июня 1942. Великая Отечественная война в дневниках А.М. Левда

Тетрадь №3 дневников о Великой Отечественной войне


17-%d0%bc%d0%b0%d1%8f-19-%d0%b8%d1%8e%d0%bd%d1%8f-1942

Конец дня 17-го мая 1942 года

В Батарейку добрались, когда уже стемнело. Как и следовало ожидать, деревушка была переполнена. Я чувствовал большую усталость и недомогание. С трудом втиснулись в один из домиков для ночевки. Хотелось переночевать под крышей. в тепле.Кроме нас с Иваном Васильевичем в домике ночевал экипаж одной из оставленных и уничтоженных «Катюш» в Крыму. здесь мы узнали, что сбор нашего управления назначен в станице Ахтонизовской.

18 мая 1942

Из Батарейки вышли рано утром и не спеша полевыми дорогами побрели в ст. Запорожскую. По дороге сделали длительный привал, греясь на солнышке и энергично освобождаясь от «фронтовых друзей«, расплодившихся в изрядном количестве и нас беспокоивших.

В Запорожской остановились в доме Харченко. Старого казака Филиппа Захаровича уже не было, он был мобилизован в армию. Встревоженная событиями его жена — Дарья Кондратьевна и дочери Тамара и Женя были нам рады. В Запорожской уже порядочно было войск Северо-Кавказского фронта. Станицу накануне бомбила немецкая авиация. Ночевали в доме Харченко, но здесь уже не было уютно так, как зимой.

19 мая 1942

Утром в Запорожской наведались в дом, где зимой была столовая УВПС. Здесь узнали, что через Запорожскую проследовало уже немало наших сослуживцев по управлению.

Брели опять полевыми тропами. Я чувствовал большую слабость и окончательно раскис. Шинель в скатке и вещевой мешок нёс с трудом. Часто останавливался для передышек. Припасённой в фляге водой удовлетворял всё время возникавшую жажду. В эти дни немецкая авиация бомбила не раз прифронтовые дороги на Таманском полуострове, где передвигалось немало людей, переправившихся из Крыма. Были и жертвы. Уже недалеко от Ахтонизовской нас подобрала попутная грузовая машина и на ней мы доехали до Стансовета, где узнали адрес сбора нашего управления. Через короткий промежуток времени нас радостно приветствовали многие сослуживцы. Оказывается мы с Ив. Вас. переправились позже всех и нас уже считали оставшимися в Крыму. А таких было процентов сорок из числа военно-технического и интендантского состава управления. В числе оставшихся, участь которых неизвестна: воинж 3-го ранга Шереметьев, воентехник 2-го ранга Сысоев, техник-интендант Франкевич с женой, техники-интенданты Чибисов, Заречанский и даже техник-интендант Попович, являвшийся секретарем парт. организ. управления. С некоторыми товарищами, эвакуированных из Крыма ранеными, встретились уже позже, после излечения.

Станица Ахтанизовская. С 20-го по 28-ое мая 1942

Этот период, мы, по существу, ничего не делали, отдыхали. Да и способно ли было наше управление на что либо? От 153-го УВПС осталась небольшая группа и то, в основном, командного состава. Были, правда, шоферы, но без машин. Были конюхи, но без лошадей. Весь наш транспорт и всё имущество было брошено в Крыму. Больше того некоторые из нас прибыли в Ахтанизовскую даже без личных вещей, без шинелей и даже без сапог. Стройбаты, находившиеся в Крыму в распоряжении УВПС, перестали существовать по тем же причинам. В тоже время, происшедшее в Крыму влёкло за собой постоянную задачу по обороне Кубани и в первую очередь Таманского полуострова. В свете этого, наше управление получило задание на производство рекогносцировочных работ, на что оно еще было способно. Если рекогносцировщики были несколько заняты, то остальные, исключая снабженцев, отдыхали и бездельничали. После пережитого отдых являлся живительным бальзамом.

Весна, хорошая погода и вообще условия в Ахтанизовской способствовали накоплению сил. Впереди предстоял неведомый военный путь с неизбежными неожиданностями и сюрпризами.

Ст. Крымская. 30-го мая 1942 г.

Если не Крым, то хоть станица Крымская! Приехали вчера вечером на автомашинах из Ахтанизовской. Мы опять вместе с Ив. Васильевичем. Переночевали на ул. Адагумской, 186

%d0%b0%d0%b4%d0%b0%d0%b3%d1%83%d0%bc186

в семье исключительно приветливых и радушных Григория Карповича и Евгении Петровны Сазоновых, медицинских работников. (к сожалению, в 2017 году дома нет — Маничев С.Е.):

%d0%b0%d0%b4186

Спали на перинах с простынями и одеялами с пододеяльниками. Утром ходили на базар, а затем наслаждались баней. Это впервые за 6 месяцев! Сегодня уезжаем в станицу Староминскую.

Ст. Староминская, 31 мая 1942

Ехали даже в плацкартном вагоне пассажирского поезда. Дождь шёл всю ночь. В Староминскую прибыли в 5 ч. утра. Сидим на вокзале, пьем чай, подкрепляемся и ждем расквартирования. По заданию штаба Сев. Кавк. фронта 153-ее УВПС прибыло сюда для производства оборонительных работ по водному рубежу реки Еи. Ростов в опасности.

Ст. Староминская, 1 июня 1942

Сегодня прекрасный летний день. Тишина. Кругом зелень, цветут сады, жужжат пчёлы. Одним словом, деревенская идиллия.

Лежим с Ив. Вас. в саду под тенистыми деревьями на разостланных шинелях. Спим до одурения и вдобавок бездельничаем. Ничто не напоминает о войне.

Вечером Ив. Вас., Лепешкин, Буланов и я ходили в отличный парк; посидели там на скамье, поглазели на танцплощадку, где молодежь под звуки баяна выделывала «па» западно-европейских танцев.

2 июня 1942

Отдыхали, как и вчера.

3 июня 1942

Получил первые 3 письма на Кубани: от Люси Шереметьевой. От Славы нет. Не пишет он и Люсе. Тревожно на душе.

5 июня 1942

Снилось, что «был» дома, в Ст. Крыму, где Валя и все остальные в добром здравии и благополучии. Хотя бы так было.

Ведь я не знал, что в мае 1942 года умер «Дед» (Станислав Иванович (Вонсовский))

За время войны Валя приснилась второй раз. Первый раз запомнился крепко взгляд её лучистых глаз.

8 июня 1942

Наконец то получил письмо и от Славы. Отлегло от сердца. Одновременно получил письма от Оли Цирулевой и Миши Борисова. Совсем стало хорошо.

3.4.1942. Здравствуй, Люся! Посылаю письмо из новых краев, где я приземлился. В старую часть не попал, хотя и здесь не обижаюсь. До сих пор не могу списаться с папой. Что-то у него каждый раз новый номер военно-полевого строительства. О Вале (Тина) никто не имеет вестей с декабря месяца. Чувствую себя хорошо. Работы предстоит много. Всего доброго. Привет всем Борисовым и Лене.

Слава (Левда Мстислав Александрович, мой дед — Маничев С.Е.)

В штабе по-прежнему работы мало. Живу на зеленой тихой станичной улице, вроде нашей Трудовой, в Ст. Крыму. Хозяин — старый козак Мирон Захарович Таран, жена его — Олена Григоревна. Вместе со мной в отдельной комнате периодами ночует приезжающий с рекогносцировки Вася Буланов. Цветут акации. Иногда слышны трели соловьев.

Уже много дней не видно и не слышно немецких самолетов.

Тишина.

10 июня 1942

Сегодня неожиданно получил от Славы второе письмо.

13.5.1942. Дорогой папа!

Как я рад, что наконец получил от тебя письмо! Вчера вообще был счастливый день: получил письма от Лени Великанова, Веры Новиковой (жены Сени Айзинбуда), Ольги Цирулевой и т.д. Да, война идет. Когда я лежал в госпитале, в одной палате со мной лежал мл. л-т Ваня Парков. Славный парень! Дружная была палата. И вот, на днях я от его жены получил письмо: Ваня убит 18 февраля. Жалко. Трижды был он ранен в эту войну, трижды он рвался из госпиталя на фронт, но хищная пуля оборвала жизнь этого прекрасного парня. Вечная память ему. Леня работает в нижнем Тагиле. Женился. Жена врач, хирург по лицевой хирургии. Живут не особенно хорошо. Он часто хворает. Прислал свое фото. Значительно постарел. Запустил усы. Мечтает о встрече со мной. Живы будем осуществим!

Ольга, милая тетя, как всегда скорбит о всех. Какая у нее добрая и отзывчивая душа!  Толя вместе с Колей К. из Ленинграда переехали к Ольге. Толя сильно похудел, прихварывает и Ольга старается его всячески питать, в меру сил и возможностей.

Недавно сестра Вали Якунинской сообщила о ней из Ленинграда. Валя была ранена. Теперь выздоровела и работает в одном

(письмо от Славы, окончания нет — Маничев С.Е.)

16 июня 1942

Перепадают частенько настоящие украiнские вареники. Сплю «на долi»: по ночам душно. Вообще же дышим целебным чистым сельским воздухом. По утрам даже пью парное молоко. Поправляюсь. На долго ли этот курорт?

17 июня 1942

Ночью стреляли наши зенитки. В штаб с квартиры прибегал взволнованный воинж 1-го ранга Смирнов.

Получил новую шинель каваллерийского покроя. Выбрал размер побольше с целью перешить по фигуре. Первую при отступлении из Крыма бросил 16 мая в Подмаячной, а вторая, подобранная на берегу пролива, была малого размера.

18 июня 1942

В 4 часа утра разбудил меня связной из штаба с приказанием быть готовым к отъезду. Сегодня почти все уехали. Моя очередь завтра с последней партией. Направление в сторону Ростова на Дону, где, по сведениям, складывается невесёлая обстановка. Ейский оборонительный рубеж наше управление бросило, предстоит что то другое.

А пока что сбросил с себя военный костюм, облачился в полосатые гражданские штаны, предоставленные хозяйкой, в ожидании когда будет выстиран и просохнет.Случайно достал 3 литра пива и мы его с стариками вместе за обедом распили.

19 июня 1942

Возвратился с рубежа Вася Буланов. Вечером мы ходили с ним в кино смотреть «Мы из Кронштадта» На обратном пути примочил немного дождь. На этом закончилась Староминская идиллия.


обновлена страница «Люди, упомянутые в дневниках»

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Заметка | Запись опубликована в рубрике 1942, 1942 год, Без рубрики, Великая Отечественная, Годы, Интересное, Кубань, Таманский полуостров, Умершие и погибшие на ВОВ, главная с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s