Крымская трагедия. 7-10 мая 1942. Гибель командарма Львова В.Н. Великая Отечественная война в дневниках Левда А.М.

На Керченском полуострове
в майские дни 
1942 года

Кият 7-го мая 1942

Этот день до 3-х часов пополудни ничем не отличался от многих ему предшествующих. Приближение событий чувствовалось (они были неизбежны), но развертывание их мыслилось в ином свете: всё, что мы видели и знали, говорило о готовившемся наступлении с нашей стороны.

%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d0%b0-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d1%80%d0%be%d1%84

Примерно в 3 часа дня воздух неожиданно наполнился гулом мощных авиационных моторов. Многочисленные группы немецких бомбардировщиков обрушились на левое крыло Ак-Монайского оборонительного рубежа, упирающегося в Черное море. Там был участок нашей 44-ой армии.

Одновременно началась бомбежка аэродромов, артскладов, железнодорожных станций и вообще коммуникаций на всем Керченском полуострове. Позднее стало известно, что бомбежке с воздуха в этот день и последующие были подвергнуты многие порты Черного и Азовского морей, морские коммуникации и глубинные пункты Кубани. Бомбилось всё, что было связано с тремя нашими армиями Крымского фронта, располагавшимися на Керченском полуострове. Сразу же обозначились масштабы крупного немецкого наступления.

Воздух наполнился свистом подающих авиабомб и грохотом их разрывов. Двухмоторные бомбардировщики группами большими и малыми непрерывно крейсировали в разных направлениях, пикировали, бомбили, сея смерть и разрушения. Их были сотни.

Не избежал общей участи и головной железнодорожный разъезд Алибай, расположенный рядом с деревней Кият, куда немало было сброшено авиабомб.

Вскоре горизонт на юго-западе, где на левый фланг Крымского фронта был направлен главный немецкий удар с земли и воздуха, начал заволакиваться густыми облаками дыма от разрывов авиабомб и наземного артиллерийского огня. Мгла эта, подгоняемая легким ветром, медленно расползалась по небосклону. Воздух наполнился специфическими запахами от разрывов. Наступили преждевременные сумерки. Умолкло веселое пение птиц. Весна поблекла. С наступлением сумерек бомбежка прекратилась. Наступила зловещая тишина. От прибывших с передовой линии стало известно о прорыве нашей обороны.

Кият, 8-го мая 1942

В это утро пробудились мы с новыми чувствами, с новым настроением: вопрос был ясен, что решалась судьба трех армий крымского фронта. Седьмое мая подавило у большинства из нас веру в благополучный исход развернувшихся событий. Слишком неожиданным и мощным оказалось воздействие с воздуха!

Работа 153-го Управления и приданных сил строительных батальонов уже была выбита из колеи.

Примерно с 8-ми часов утра началось продолжение вчерашнего. Опять в воздухе во всех направлениях крейсировали эскадрилии бомбардировщиков, пикировали и бомбили всё, заслуживающее и не заслуживающее внимания.

Наша авиация почти не появлялась, за исключением ИЛ-ов, изредка пролетавших к линии фронта на небольшой высоте для оказания поддержки нашим наземным войскам.

Опять, как и 7-го мая, пришлось многократно укрываться в щелях до сумерек, когда немецкая авиация прекратила бомбежку. Следует отдать справедливость и отметить, что начальник 153-го управления, воинж 1-го ранга тов. Сонин, с 7-го на 8-го мая в щелях не укрывался и проявлял завидное самообладание.

Несколько авиабомб в течение дня было сброшено в наше расположение, но без существенного вреда. От взрывных волн оконные переплеты в домишках, занимаемых Управлением, повылетали и зияющие отверстия выглядели мрачно и сиротливо. По-видимому, и в этот день крепко досталось нашему соседу — жел. дор. разъезду Алибай, на который немало было сброшено бомб. Не глядя на бомбежку, управленческая кухня что то готовила, но аппетит, надо полагать, у каждого из нас был изрядно испорчен.

Перед вечером пришёл приказ о передислокации Управления в деревню Ново-Николаевку. Начались сборы. В это время небо заволоклось густыми облаками и вскоре начался типичный осенний дождь. Природа точно оплакивала предстоящую горькую участь трех наших армий.

Уже в темноте закончилась погрузка на автомашины управленческого имущества. Личный состав был расписан по машинам, указаны маршруты следования. Начавшийся дождь и бездорожье не предвещали благополучного пути. Так и получилось, что в эту ночь мы далеко не уехали. Автомашина, к которой я был прикреплен, несмотря на все усилия, не смогла преодолеть размокший крутой берег ручья, пересекающего деревню Кият. В абсолютной тьме, изредка подсвечивая фарами, в грязи, под дождем пытались мы выручит нашу машину, но усилия оказались тщетными. Хорошо, что не увязли безнадёжно и смогли возвратиться к нашей исходной базе. Там уже никого не было. Домики, еще пару дней тому назад нас укрывавшие, были мрачные и неприветливые. Не имея связи с окружающим, не зная сложившейся обстановки на этом участке фронта, нам пришлось заночевать в одном из брошенных домиков.

9 мая 1942

Едва забрезжил свет, мы были уже на ногах. Небо было затянуто свинцовыми дождевыми облаками. Периодами накрапывал дождь. Окружающее раскисло и размокло. Погода обещала быть нелетной, этим состоянием нужно было воспользоваться. Той же машиной (груженной, примерно, 12-15 баллонами с кислородом) и в том же составе мы тронулись по назначенному нам маршруту (по грунтовой дороге, параллельно идущей с ж.д. участком Владиславовка — Керчь). На этот раз ручей в деревне пересекли благополучно и выбрались на противоположный берег. Дорога предстояла трудная и мало надежная, т.к. она уже изрядно была разбита движущимся непрерывным потоком в сторону востока транспортом. Не успели еще доехать до полотна железной дороги, как навстречу показался низко летящий одиночный «Юнкерс», вынырнувший из разорванных облаков. Заметив отделившуюся от самолета авиабомбу, шофер машину немедленно остановил и мы легли на землю. К счастью нашему, за первой бомбой не было последующих. Сброшенная бомба разорвалась впереди в 70-80 метрах на дороге, свежая воронка была внушительной величины. Объезжая воронку, едва не увязли в грязи. В этот момент мы были свидетелями редкого зрелища: вынырнувший из за облаков в стороне от дороги одиночный «Юнкерс» попал под залп наших «Катюш«, в результате с небольшой высоты самолет упал на землю объятый пламенем. Здесь на новых огневых позициях уже расположилась наша полевая артиллерия.

По дороге к станции Семь Колодезей машина еще несколько раз увязала в грязи, но после задержек продолжала благополучно свой путь. Автомашины, увязшие в грязи безнадежно и уже оставленные своими водителями, расстреливались на дороге специально выделенным танком. Это говорило о том, что линия фронта была уже близко.

Станцию и железнодорожный поселок Семь Колодезей проследовали не останавливаясь. Кругом были следы больших разрушений. Догорали какие-то здания, открытые склады военного имущества, уничтожались материальные ценности военного аэродрома. Немецкому наступлению предшествовали почти ежедневные многократные воздушные бомбардировки этого важного пункта Крымского фронта.

От ст. Семь Колодезей наш маршрут поворачивал к югу. В этом направлении дорога была свободна и только не доезжая шоссе Феодосия — Керчь обогнали дивизион тяжелой артиллерии, двигавшейся на прицепах мощных гусеничных «Катерпиллеров» в сторону левого фланга фронта.

В месте пересечения вышеуказанного шоссе с так называемым «Турецким валом» («Турецким валом» называется старинный, уже утративший свой первоначальный профиль земляной ров, пересекающий Керченский полуостров от Черного до Азовского моря) наша машина еще раз побарахталась в грязи, но опять благополучно вырвалась и, повернув резко влево, по грунтовой не разъезженной дороге отправилась в сторону деревни Ново-Николаевки, находящейся отсюда в расстоянии нескольких километров. Какая то воинская часть, занявшая участок рубежа для обороны, окапывалась: стрелки рыли для себя одиночные окопы.

Как оказалось, «Турецкий вал» сооружениями для обороны обеспечен не был. Не доезжая, примерно, двух километров до Ново-Николаевки машины останавливались в целях их замаскирования. Далее надлежало следовать пешим порядком. В деревню добрались, когда уже начало темнеть. Остановились для отдыха в первом попавшемся свободном от постояльцев домике. Погода значительно улучшилась, дождя уже не было. Не глядя на низкую и густую облачность, немецкая авиация всё же и этот день проявляла активность, правда — меньшую, деморализуя тылы, коммуникации и отступающие части.

Ново-Николаевка 10 мая 1942.

В течение дня выяснялось положение нашего управления. Стало известно о намерении командования использовать управление и приданные ему батальоны для укрепления «Турецкого вала». Затея эта была явно запоздалой и бессмысленной. Никто уже не верил, что мы смогли бы после мощного Ак-Монайского рубежа задержаться на «Турецком валу», не обеспеченном даже стрелковыми окопами. Всё говорило о том, чот отступление приняло формы катастрофического ухода с Керченского полуострова, связанной с этим труднейшей переправой через Керченский пролив и потерей столь важного с точки зрения стратегии плацдарма.

Осажденный Севастополь терял надежду на помощь со стороны Крымского фронта, он был предоставлен теперь своей участи…

И, несмотря на создавшуюся обстановку, 153-е Управление Военно-полевого строительства по заданию инженерного управления 51-ой армии немедленно приступило к выполнению задания. Рекогносцировщики выехали на линию «Турецкого вала» для изыскания и «поасдки» огневых точек, в Управлении спешно вычерчивались схемы фортификационных сооружений.

Погода прояснилась и опять была летной. Немецкая авиация безнаказанно и почти беспрепятственно бороздила во всех направлениях крымское весеннее небо. В течение всего дня потрясали воздух разрывы авиабомб. Наша авиация не появлялась, она была, очевидно, подавлена. Двухфюзеляжные самолеты «Фоке Вульф», называемые попросту «Рама», беспрепятственно парили в чистом небе, выслеживая, как стервятники, свою добычу. В этот день можно было наблюдать, как появившийся наш маленький ястребок (кажется «МИГ») отважно набросился на «Раму», заставив её поспешно изменить курс, прибваить скорость и,отстреливаясь из кормовой пушки, удрать в сторону спасительного простора Азовского моря.

Перед вечером звено немецких бомбардировщиков сбросило свой смертельный груз на центр Ново-Николаевки, при чем одна серия бомб (из 3-х или 4-х штук), весом по 50-100 кг, угодила в расположение 153-го управления. Заметив это, сотрудники управления, наблюдавшие за бомбежкой, успели укрыться в находящейся рядом щели. Последовавший свист, а затем мощные разрывы свидетельствовали, что бомбы разорвались в непосредственной близости к нашему укрытию. Это подтвердилось каскадами земли, обсыпавших нас и противным запахом взрывчатого вещества. В щель вместе с землей упали кусочки станиоля, являющегося, по-видимому, принадлежностью авиабомб. Одна из бомб разорвалась в 12 метрах, другая в 20-ти от щели. Оконные стекла вместе с рамами в домике, в котором вычерчивалась схема оборонительных сооружений «Турецкого вала», повылетали, схема вместе с опрокинутым столом валялась перепачканная в углу комнаты. К счастью, в домике в момент взрывов людей не было.

В этот день из инженерного Управления 51-ой армии стало известно, что командующий Крымским фронтом генерал-лейтенант Львов убит. Произошло это в селении Ленинском, где дислоцировался штаб фронта. Наше командование, имевшее связь со штабом ло наступления, объяснило это безпечностью с нашей стороны. Местонахождение штаба, расположившегося в маленькой степной деревушке, немецкому командованию было, конечно, известно. До поры до времени противник штаб не беспокоил и только в день наступления «накрыл» его, как говорится, мощью своей авиации. Если память не изменяет, задание на сооружение бомбоубежища для штаба фронта в Ленинском, было получено153-м Управлением буквально за несколько дней до начала событий.

В ночь с 10-го на 11-ое мая управление получило приказ следовать в сторону Керчи. На этом наши усилия по укреплению «Турецкого вала» были закончены.

%d1%81%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d0%b0-%d0%be%d1%85%d0%be%d1%82%d1%8b-%d0%bd%d0%b0-%d0%b4%d1%80%d0%be%d1%84

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Заметка | Запись опубликована в рубрике 1942, 1942 год, Без рубрики, Великая Отечественная, Годы, Керчь, Крым, Умершие и погибшие на ВОВ, главная с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s