Из дневника Ольги Ильиничны Левда (Брагинской). 1920 год. Сыпной тиф в Кременчуге.

Сохранившийся в копии отрывок из дневника моей мамы, который она вела почти до последних дней своей жизни. (прим. Левда А.М.)

 

г. Кременчуг,

18 января 1920 г. (ст.ст.)

Пишу Тебе после долгого перерыва, моя дорогая Надюша (дочка Ольги Ильиничны, сестра Левда А.М.). Ты уже стала для меня какая то туманная, отдаленная и о Тебе я думаю как о мечте несбыточной. Увижу ли я тебя?! Я как то сжилась с моим одиночеством, вернее примирилась. Только когда вспоминаю где Ты, что с Тобой — сердце останавливается, ужас охватывает мою осиротевшую душу.

Сегодня я пишу из 39-го госпиталя, где волею злой судьбы уже 10-ый день дежурю у больной тифом Клавы (сестра Ольги Ильиничны). Я Тебе давала слово не ходить к тифозным, но у Клавы пришлось волей не волей быть.

Как говорится «жизнь за жизнь»; так и я чувствую, что придется расчитаться жизнью за спасение Клавы. Я окончательно разбита, больна. Смерти я не боюсь, я готова, но хотелось бы еще хотя бы раз увидеть Тебя, Шуру, Диму тоже.

Сегодня ночью умер 23-х летний молодой еврей. Осталась жена и 4-х летний малыш. Умер по неопытности курсистки-фельдшерицы. Не во время было всё. У человека дыхание, говорят, жесткое, а она вместо того, что бы облегчить, дав возможность откашляться, заливала его среди ночи молоком, отчего захлебнулся несчастный. А ведь сердце было здорово! Жаль бесконечно, жаль молодую жизнь.

Клава безусловно поправится, кризис миновал, но есть осложнение на легких и почках; думаю, что все окончится благополучно. Лежит при ужасных условиях: нет горячей воды, трубы отопления холодные, больные буквально замерзают. Да, впрочем, ты помнишь 5-ый городской лазарет в 1917 году под Рождество Христово…

19 января (1920 г. по ст.ст)

Я всё-таки заболела и пишу лежа. Тифа пока нет, но я, поднимая Клавдию, очевидно, подорвалась и пришлось обратиться к …..не, чтобы затомпонировали меня. Самочувствие отчаянное, в глазах рябит, в ушах трезвон.

21 января (1920 г. по ст.ст)

Истекаю буквально кровью. Лежу без помощи, силы слабеют. Ужасно, никто не распорядится о медицинской помощи. Где Ты, моя родная?

Четверг 23 января (1920 г. по ст.ст)

Пишу лежа. Сегодня ночью умер Моисей Самойлович от гангрены ног, страдал ужасно. Бедняга умер как бедняк, в углу, потому что Елизавета Яковлевна отдала квартиру под углы. Нюру даже не вызывали; она служит в Совнархозе, у нее есть жених Лёва; Нюра счастлива и Е.Я., как видно, не хотела выбивать девочку из колеи…

Записи в мамином дневнике на этом не заканчивались. К моему большому сожалению, копии с последующих записей я не снял, не предполагая, что в войну 1941-1945 года всё имущество сестры, в том числе и мамин дневник, погибнут.

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Заметка | Запись опубликована в рубрике 1920, Без рубрики, Кременчуг, главная. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Из дневника Ольги Ильиничны Левда (Брагинской). 1920 год. Сыпной тиф в Кременчуге.»

  1. Уведомление: 1914-1921.Родные А.М. Левда в Кременчуге. Мировая и гражданская война. Смерть мамы | Кременчуг, Орск, Феодосия и обратно. 1913-1941

  2. Уведомление: Кременчуг, 1925 год. На маминой могиле. Тетя Клава. | Кременчуг, Орск, Феодосия и обратно. 1913-1941

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s