О семействе Гарибальди в Феодосии и Сарыголе

Пионерское (быв. Герценберг быв. Старокрымского района) — оказывается, тесно связано с семейством Джузеппе Гарибальди:

ИСТОРИЯ РОДА ГАРИБАЛЬДИ В КРЫМУ

(STORIA FAMIGLIA GARIBALDI IN CRIMEA).

ИСТОРИЯ ПРОСЛАВЛЕННОГО РОДА ДЖУЗЕППЕ ГАРИБАЛЬДИ В КРЫМУ НАСЧИТЫВАЕТ ПОЧТИ ДВА ВЕКА. Однако до сих пор она освещена фрагментарно, путано и полна тёмных мест. Отчасти такое положение связано с переломным моментом в жизни колонистов, как и всей страны: октябрьский переворот 1917 года разрушил старый уклад и круто изменил человеческие судьбы. Беспрерывная череда войн, голода и Террора почти не оставила средств восстановить общее родовое древо этноса, сплетённое из ветвей итальянских родов и кланов. Архивные тайны по-прежнему тяготят потомков.
Не успела Европа приручить турецкий султанат, как к берегам Чёрного моря устремились сотни торговых кораблей. Морская торговля усилилась в конце 18 века после захвата Таврии романовской династией. Вывоз хлеба через старые и новые порты Азово-Черноморского бассейна стал основным делом для большинства торговцев из Италии. В их числе оказался и дядя героя Италии Джузеппе Гарибальди – Амвросий (Антон Иванович), который в 1819 году перенёс торговую контору из Феодосии в Таганрог. Спустя десять лет Амвросий Гарибальди становится вице-консулом Сардинского, а затем и Неаполитанского, королевства в Керчи.
Во время очередного захода в Таганрог (весной 1833-го) Гарибальди даёт клятву посвятить жизнь борьбе за объединение Италии. Затем в течение 13 лет он сражается в Южной Америке и возвращается в Италию в период революции 1848 года. В таком случае его кузен, которого также звали Джузеппе Гарибальди, самостоятельно добирается до Кафы, где (по некоторым данным) около 1840 года женится на немецкой девушке из соседнего села. Семья Бауэр проживала в колонии Герценберг, основанной в 1804 году выходцами из Германии и Цюриха. В начале века её население составляло всего-то 45 человек католиков и лютеран. В 1870-е годы участок земли приобрёл здесь известный винодел Л. С. Голицын.
Джузеппе вербуется капитаном на судно феодосийского купца Леонардо Дуранте, тем и зарабатывает свой хлеб. Почему из всех портов Джузеппе выбирает именно Феодосию? Свою роль сыграли старые связи семьи Гарибальди в городе, итальянскую диаспору которого составляли в основном выходцы из Лигурии. Некоторые из них перебираются позже в Керчь, где мы встречаем Бианки и генуэзскую линию Скоччимарро, породнившихся с транийскими Скоччимарро через сестёр Ла Рокка. О крепости этих связей свидетельствуют удивительные пересечения семей Гарибальди с другими итальянскими родами на протяжении полутора веков. Не исключено, что отцом Джузеппе Гарибальди и является посланник земель Италии Амвросий Гарибальди, скончавшийся в Керчи в 1846 году.
Выразив сожаление по поводу переименования улицы имени Джузеппе Гарибальди в Одессе, Григорий Зленко пишет в своей статье: «В «Одесском вестнике», помеченном 22 июня 1846 года, нашлась некрологическая заметка, поведавшая о жизни так прочно забытого человека, что о нем напрасно спрашивать лучших отечественных знатоков старой Италии. Приведу эту публикацию целиком, ибо она является единственным у нас источником сведений об Антоне Гарибальди:
«Керчь, 11 июня 1846 года. 6-го июня, в 3 часа утра, скончался в нашем городе после кратковременной болезни старейший из пребывающих здесь иностранных консулов Антон Иванович Гарибальди, на 69-м году своей жизни…Отпевание тела его происходило в здешнем католическом храме и потом 7 числа, в сопровождении городского начальства, иностранных консулов и многочисленного стечения граждан…отвезено с приличными званию его почестями на общественное кладбище и там предано земле».
Однако в Таганроге, например, сохранились важные документы той поры. Вот только одна из записей в «Адрес-календаре» за 1825 год об общественных деятелях местного градоначальства: «В конторе Карантинного отделения представители от купечества купцы I гильдии Александр Гер и Амвросий Гарибальда». Не один раз упоминаются торговые операции купца Гарибальди в таможенном журнале. Среди записей особый интерес вызывает строка, отмеченная 1820 годом: «Об выдаче свидетельства о товарах, выгруженных из судна шкипера Гарибальды». Этим шкипером был не кто иной, как Доменик – родной отец борца за объединение Италии. Более того, журнал таганрогской таможни сохранил для нас также запись 1830 года о досмотре пассажира Джузеппе Гарибальди, посетившего дядю Амвросия в Керчи. Об этом визите упоминает в «Заметках о Керчи…» и А. Сумароков (Альманах «Таганрог – Италия, февраль 2012 г. Труды краеведческого музея).
Изучая документы Сената, Григорий Зленко «вдруг обнаружил, что одним из таких указов, от 4 октября 1828 года, «Сардинским Вице-Консулом в Керчи и окрестностях сего порта» был признан некий Антон Феликс Гарибальди, о чём также сообщил «Одесский вестник». Эта же газета написала 25 февраля 1842 года: «Государь Император, по положению Комитета господ Министров, Высочайше соизволил» признать неаполитанским консулом в Керчи Антона Гарибальди (Г. Зленко «Тайна Джузеппе Гарибальди». Газета. ру).
В разных источниках нередко можно встретить нелепые проявления зависти: мол, итальянцев влекли в Крым бешеные заработки. Это не так сразу по двум причинам: во-первых, каждый житель Апеннин рассматривал поездку в древнюю Тавриду как паломничество по святым местам, и это главное, пожалуй. Во-вторых, ясный ответ красным недоброжелателям и прочим патриёткам даёт преподаватель Керченского училища Сумароков. «С 1830 года город Керчь, — подчёркивает историк, — стал украшаться красивыми домами…Керчь как бы ударом в о л ш е б н о г о жезла, стала расти не по дням, а по часам…Стало умножаться народонаселение, и назначен даже Сардинский вице-консул…». Так что ранее я ничуть не преувеличил: и в самом деле, КЕРЧЬ – ГОРОД ИТАЛЬЯНСКОЙ СЛАВЫ! Но то же самое справедливо для всех портов Причерноморья.
На переломе эпох, когда век 20-й только набирал ход, в Феодосии ещё оставались яркие свидетельства итальянского влияния. На устах были звучные имена величественных башен Генуэзской крепости: Констанца, Джулиана, Климентина, как и фамилии итальянцев старой группы. Старожилы города помнили Гарибальди, родственники которого проживали по соседству. Аркадами своих тротуаров Итальянская улица напоминала средневековую Пизу, итальянские говоры звучали в порту и кофейнях; мелькали необычные названия парусников и баркасов.
Итак, экономическая выгода была взаимной, не говоря уже об огромном культурном вкладе Италии в местную провинциальную среду или о строительстве Северной Пальмиры. К тому же Россия постоянно укрывала попавших в опалу граждан итальянских княжеств в условиях беспрерывных войн, начиная с бунта «Реформации» в 17 веке. Политический характер эмиграции Джузеппе в Крым доказывает судьба ещё одного кузена братьев Гарибальди – Анжело Парчелли. После неудачного похода Манзини в Савойю в 1834 году Джузеппе бежит во Францию, а его брат Анжело скрывается в России. В Бердянске Парчелли сапожничает и открывает большой обувной магазин в центре города. Дело отца продолжил затем его сын Паскуале.
И эта родственная линия Гарибальди не прервалась: сейчас в Симферополе проживает праправнучатый племянник Джузеппе Гарибальди — Константин Евгеньевич Парчелли. Каждый год он возвращается в родной город и делится воспоминаниями о семье. Историю его предка Анжело описал бердянский краевед Георгий Сукач, издавший уже 4 Сборника статей о выдающихся земляках, подчас давно позабытых. Сестра Константина Валентина Парчелли пела в Одесском театре оперетты. В настоящее время заслуженная артистка Украины вместе с мужем занимается театральной деятельностью в США. Её брат-близнец – заслуженный пилот СССР и проживает в Молдове. В Одессе данная ветвь Парчелли соседствовала с ветвью керченской и новороссийской: Маргарита, дочь Джироламо Порчелли, была давней знакомой Алексея Дятлова, мужа её троюродной сестры Полины Порчелли.
По-видимому, бердянская линия Парчелли тянется из Италии от родной тёти Джузеппе Гарибальди. Ещё одна независимая от керченской линии ветвь Парчелли обнаружилась недавно в Мариуполе, где она пересеклась с неаполитанским родом капитана Джузеппе Де-Мартино из Марселя, а также с влиятельной греческой семьёй Пичахчи. Данная ветвь ведёт прямо в Рим, к одному из кардиналов (Антонию), вступившему в конфликт с Папским окружением. Брат моряка Де-Мартино был послом в Индии, а третий брат Валентин – владелец виноградников в колонии Шабо под Одессой. Эта неизвестная страница, открытая Ириной Якубой из Харькова, сулит много неожиданностей.
В Герценберге у молодой пары Гарибальди появляется сын Джорджио, а затем дочь и ещё один сын. Жизненный путь Джорджио (или Георгия Джузепповича) в общем-то известен. Хотя он вёл скромное существование сельского жителя, о нём многие помнили. Так, на заседании Таврической Архивной комиссии 12 мая 1916 года журналист и знаток Крыма В. Д. Гейман выступил с докладом: «Потомки Гарибальди в Феодосии». В нём он сообщил, что «5 апреля сего года умер и 7 апреля погребён в немецкой колонии Герценберг проживавший там племянник известного итальянского народного героя Джузеппе Гарибальди Георгий Осипович Гарибальди». Далее крымовед пишет о том, что «в июле 1912 года, перед приездом в Феодосию депутации Генуи с профессором Чезаро Империале ди Сент-Анджело во главе мы посетили старика Георгия Осиповича Гарибальди, поделившегося подробностями приезда его отца в Феодосию» (сайт allaivazovsky.blogspot.com).
Это сообщение содержит интересный парадокс, на который никто ещё не обратил внимание: «Как выяснилось, в 40-х гг. прошлого столетия герой Италии отправился в путешествие со своим двоюродным братом, также Джузеппе Гарибальди. Побывав в Таганроге, братья попали в Феодосию, откуда Герой вернулся в Турцию и затем на родину, а кузен его остался…». Но согласно официальной биографии нашего Героя этого не может быть: в 40-е годы в Россию Гарибальди (якобы) не ходил. Однако Гейман, по-видимому, не ошибся: он опирался на устный рассказ Георгия, а таганрогский Альманах и вовсе опроверг общепринятую версию событий. Формальная запись в таможенном журнале за 1850 год доказывает, что Дж. Гарибальди в феврале этого же года был пассажиром на судне «Добрая надежда» по билету, выданному Керчь-Еникальским градоначальником 7 апреля 1849 года за № 135. И в то же время, в апреле 49-го Гарибальди отражал нападение французского генерала Удино на Рим и участвовал в других сражениях. Таким образом, документ ему выдали задним числом, чтобы обеспечить алиби, ведь ему предстояло путешествие в Соединённые Штаты.
Помнили в Феодосии и жену Георгия Осиповича. Правда, на разных сайтах «фрау Гарибальди» неправильно называют «тёткой Джузеппе Гарибальди» даже не задумываясь о степени родства и датах. Разумеется, никакой тётки в России начала 20 столетия у него не было! В монографии «Айвазовский» Н. С. Барсамов исправляет эту ошибку, однако не называет ни её фамилии, ни даже имени (сайт музея сестёр Цветаевых и др). Как выяснилось, Георгий Гарибальди взял в жёны ЯКОБИНУ, урождённую ЗЕБОЛЬД. Зебольды переселились в Крым из Вюртемберга и в 1805 г. поселились в покинутой татарской деревне под Генуэзской крепостью Судака.
В замкнутой колонии Герценберг с 4-5 дворами почти всё население составляли родственники: родившаяся в Отузах Катарина Зебольд вышла за Кристиана Бауэра, герценбергского переселенца. 28.10.1871 в этой семье появился сын Карл, а воспреемниками числятся Карл РИХЛЬ и Розина БЕК, в девичестве ГЕКЛЕ. Ещё одну фамилию даёт нам жена Зебольда Вильгельма Барбара (девичья ХАФНЕР), хотя эта семья проживала в Судаке. В Герценберге Август Бауэр женился на Анне БУХМАН: их годовалая дочь Катарина умерла 3.11.1884 г. от колик.
Чудом сохранившиеся (разрозненные) списки умерших Цюрихтальского лютеранского прихода за 1882 год позволили узнать многие подробности о семье Георгия Гарибальди. Этот год выдался на редкость несчастливым: 24 сентября смерть начала собирать страшную жатву: в Султановке умер маленький сын Йозеф. 29 числа дифтерия забрала жизнь дочери Сионы, а 4 октября – её брата Иоганна, родившегося в Герценберге 26.07.1872 г. Но уже через 3 года, 15 сентября 1885-го, у них рождается долгожданный ребёнок – Анна Мария Гарибальди. Теперь эти сведения позволяют сделать важный вывод: семья Георга переехала в Султан-Салэ (в просторечье – Султановку) между 1872 и 1882 годом. Султановка – красивая местность возле греческого села Джанкой, где высятся развалины прекрасной мечети Султан-Салэ. И одноимённое селение, переименованное в 1948 году в село Южное. Вероятно, семья Гарибальди занимала здесь отдельный хутор – фермерское хозяйство с большим участком земли.
Сейчас в Генеалогическом банке данных США хранятся сведения обо всех пассажирах, бравших билеты на пароходы до Америки за последние 160 лет!
«Американский» Уго Басси тоже предстаёт легендарной личностью – поразительная реминисценция, напомнившая мне о прадеде Николо Басси в Трани и в США. Легендарно и само имя УГО: ещё до знакомства с Гарибальди его принял священник Джузеппе Басси, будущий капеллан гарибальдийцев, расстрелянный в 1849 году австрийцами. Но Басси перенял это имя от любимого им поэта Уго Фосколо, который первым осуществил подмену, подписавшись именем Николо Уго. В итальянском языке имя Умберто является грамматическим вариантом имени Хумберт — производным от германского Уго, и означает «яркий воин», что достаточно ясно объясняет его символизм.
Итак, до своего отъезда в Нью-Йорк Джузеппе почти год скрывался в России! Если бы не кораблекрушение с гибелью казённого имущества, об этом никто бы не узнал. Если данные Геймана верны, в конце 40-х Гарибальди действительно прибыл в Феодосию вместе со своим братом Джузеппе; в таком случае женитьба кузена переносится лет на десять, хотя точную дату может дать лишь изучение метрических книг. Приезд Гарибальди в Кафу и Таганрог «в 40-е годы» состоялся в период между 16 сентября 1849 года и концом навигации на Азове этого же года.
Точнее говоря, 16 сентября – точка отсчёта его многолетнего изгнания: Тунис был исключён, как и Гибралтар тоже, после чего он с соратниками прибывает в марокканский Танжер, но ещё на острове Маддалена Гарибальди начинает работу над знаменитыми «Мемуарами». Однако обстановка здесь не располагала к творческим раздумьям: «Я должен был исчезнуть…я решился, наконец, перебраться через пролив и искать убежища в Африке у синьора Джан Баттиста Карпенето, консула Сардинии в Танжере». Далее Джузеппе указывает, что оставался в Танжере «в течение шести месяцев».
Самое поразительное, что в «Мемуарах» Джузеппе Гарибальди ЕСТЬ косвенное УКАЗАНИЕ на его путешествие в Россию! Хотя консул принял гарибальдийцев очень радушно, он собирал средства на покупку судна для капитана Гарибальди. «Такой проект мне улыбался, — записал Джузеппе, — я смог бы…жить самостоятельно и независимо, а не сидеть на шее этого благородного человека, приютившего меня. Я…стал готовиться к отъезду в Соединённые Штаты, где должна была состояться покупка корабля».
Почему Гарибальди скрыл новое посещение Крыма? Вполне возможно, что он не хотел обращать внимание на своих кузенов: на Анжело Парчелли в Бердянске и Джузеппе – в Феодосии. И не хотел афишировать собственный приезд к ним. Таким образом, осень и зиму 1849-50 годов, а также весну Гарибальди провёл в самом надёжном и спокойном месте – в семьях ближайших родственников. Теперь он мог приступить к воспоминаниям. Это была последняя встреча Героя с братьями. Пытался ли он склонить их к борьбе за свободу Италии, неизвестно. У каждого из них была теперь своя жизнь: дети, любимое дело и — дружеское окружение. Была мирная и жизнь в благодатном месте, ставшем для них новой Родиной.
В свете этого фундаментального открытия нельзя согласиться с выводами историка С. А. Панарина, сотрудника Института востоковедения РАН. Замахнувшись на всеобъемлющий анализ темы, Панарин пропустил всё самое важное. «За 20 постсоветских лет, — пишет он, — к корпусу печатных текстов о Гарибальди добавились всего 12 публикаций, причём половину из них составили переиздания дореволюционных биографических очерков…В целом, если иметь в виду объём новой информации, современный этап не прибавил ничего к образу Гарибальди в России». И всё же суть информации не в её объёме, а в ценности. При механическом подсчёте кликов в Инете исследователь опирался в том числе на бредовые мнения холопствующих клерикалов и прочих антисемитов, не понимающих историю масонства. Неясно и то, в каком смысле он симпатизирует Герою Италии: как коммунист, демократ или как беспристрастный учёный. В самом начале статьи (а это именно статья – в зачёт необходимого числа публикаций?) востоковед южного направления утверждает: «Представления об исторических персонажах в значительной мере являются производным той эпохи, в которой они формируются». Иными словами, Панарин предостерегает от субъективных оценок, навязанных объективными условиями современности. Но всё это лишнее: для нас Гарибальди не икона, а свой среди своих – в окружении наших предков и его соотечественников. И мы сами разберёмся с исторической миссией Героя, как и с той эпохой, которой он противостоял. Его личные качества, его борьба и жизненный подвиг уже над историей — они не меняются с ходом времени. Они независимы от любых, самых научных, мнений (С. Панарин «Гарибальди в России – от восхищения к забвению?» south-west.net.ua).
В отличие от сына Джорджио, сам Джузеппе Гарибальди был погребён не в Герценберге, а на городском кладбище Феодосии за центральным рынком. По свидетельству Ю. Кошелева, его могила с надписью на итальянском языке и датами жизни сохранялась вплоть до 70-х годов прошлого века, после чего была разорена дирекцией кладбища вместе с другими старыми погостами с целью поздних, «коммерческих», захоронений. Эти факты ставят вопрос о возможном проживании Дж. Гарибальди в собственном доме, расположенном в черте города.

После того, как Август Георгиевич Гарибальди женится на Маргарите из Герценберга, у них рождается 6 детей. Интересно то, что Маргарита (Мария) принимает итальянское гражданство, которое имел её муж. Семья продолжает трудиться на земле и производит колбасные изделия для торговых точек Феодосии. В книге «Старая Феодосия» итальянский врач И. Саркизов-Серазини красочно описал местный базар, который устраивался 2 раза в неделю:

«Лучшие масло и колбасные изделия доставлялись немцами из ближайшей колонии Герценберг…Кислое и цельное молоко, а также творог, яйца, сметану привозили русские и украинские поселенцы…Все продукты продавались очень дешево. Немцы продавали великолепную кровяную колбасу — 5 копеек круг и т.д. За гроши продавались овощи и фрукты…Феодосийский базар отличался внешним колоритом и яркостью красок, оживленной толпой, сновавшей между рядами лавок и подвод. Взор останавливался на всевозможного рода нарядах интернациональной толпы».

В 1939-м Рейнгольд Августович Гарибальди сочетается браком с гречанкой Софией Синикиди из села Большой Курбаш. В старые времена род Синикиди считался знатным и зажиточным, а в советские годы попал под нож «Греческой операции». Сегодня их родственники (Чаликиди) проживают в г. Уфа. Поскольку потомки Джузеппе Гарибальди вели тихую размеренную жизнь, очень быстро вокруг них сложилось ошибочное мнение, будто они «онемечились и затерялись». Нет, в годы Большого Террора Органы прекрасно знали об их итальянской принадлежности: 31 мая 1938 года был арестован Иван Августович Гарибальди, а в 1942-м всю семью выселили в Казахстан. В том же году Рейнгольда забирают в трудовую армию в Челябинск.
После окончания Войны, в 1946 году, Рейнгольд Августович забирает жену из ссылки и возвращается в Челябинск, где они воспитывают троих детей: Галину, Людмилу и Анатолия. 25 августа 1977 года Рейнгольда Августовича Гарибальди не стало; сегодня за его могилой ухаживает внучка Юлия.
Среди молодого поколения Гарибальди первую попытку связаться с Итальянским Обществом Керчи сделал Александр Кузнецов, сын Галины Рейнгольдовны. 15 августа пришёл э-мэйл председателя Черкио Джулии Джакетти. Джулия написала, что Александр сообщил о своём деде Рейнгольде Гарибальди и о том, что в Челябинске проживает 4 человека с этой знаменитой фамилией. Однако выйти на него через личный аккаунт В Контакте не удалось.

18 октября этого года в Сети я получил ответ Юлии Гарибальди:
«Спасибо, моей семье очень приятно, что Вы нашли нас, я обязательно Вам напишу и скину фото». Минуло десять дней, и вот – новое сообщение:

«Добрый вечер, Петр! Благодарю, что терпеливо ждете, у нас есть фото, и история краткая моей семьи. Сегодня Вам напишу на электронную почту». 28 числа пришло долгожданное письмо: «Мой дедушка Гарибальди Рейнгольд Августович, родился 10 октября 1917 года, в с. Герценберг, Кировский р-н Крымская обл., но при рождении было дано имя Рейнальд. Родители Август и Маргарита. В семье еще были дети: Мария, Мелита, Эля, Екатерина и Иван. Дедушка был самый младший…».
К своему посланию Юлия прикрепляет два старых фотоснимка, и я впервые вижу Ивана Августовича Гарибальди, справку о котором получил из архива МВД Республики Коми ещё в 1995 году. Иван в центре, а слева его двадцатилетний брат Рейнальд (по-итальянски Ринальдо). Очевидно, это последний снимок Ивана Августовича перед арестом. Согласно документу, Иван Гарибальди родился в 1916 году в Феодосии, «подданный Италии; осуждён 7 апреля 1941 г. Особым Совещанием при НКВД СССР за шпионаж на 8 лет с началом исчисления срока с 1 июня 1938 г. Содержался в Печорлаге с 10 сентября 1941. Затем был этапирован в Севдвинлаг, где находился с 7 января 1942 года и освобождён 16 сентября 1946. Освобождение было задержано по директиве НКВД и Прокуратуры № 185 от 29. 04. 42 г. Куда убыл, сведениями не располагаем. Из копии справки об освобождении можно предположить, что местом жительства избрал государство Италию» (сокр).
Таким образом, Иван дважды прошёл через страшную пересыльную тюрьму Котласа в посёлке Макариха и выдержал все тяготы сталинских зон в самые трудные годы испытаний. Но испытания на этом не закончились: Иван Гарибальди на историческую Родину не попал, о чём говорят материалы нового следствия.

Вместо дороги на Запад опера подсказали Гарибальди светлый путь на Восток, и он стал каменщиком Киргизстроя в далёком городишке Токмак. Здесь он встретил свою жену – Зоя Фёдоровна Фролова родила сына Леонида, но счастье в семье длилось недолго: в декабре 1949 года Ивана Августовича арестовали вновь. «Люди, подобные Гарибальди, — подчёркивают авторы, — были опасны для Системы тем, что многое видели…». Примечательно и то, что Иван никогда не жаловался и не подавал ходатайств о пересмотре своих дел. 25 марта 1950 года Особое совещание при МГБ СССР постановило: «За шпионаж сослать на поселение в Красноярский край». Высылка — за шпионаж? Репрессивная машина вновь пробуксовала – Иван Августович Гарибальди уцелел снова. Впоследствии следы его затерялись, и авторам статьи не удалось отыскать их в Сибири, или где-либо ещё.
Этим трагическим событиям предшествовали беззаконные действия советских властей в отношении иностранных подданных: уголовные (политические) дела были заведены на братьев Гарибальди и их мать Марию. После подписания Пакта Сталина – Гитлера в 1939 году положение резко изменилось: оставшихся на свободе итальянцев (независимо от их гражданства!) депортировали из страны согласно негласному договору Кремля с Дуче. Но этот «закон» тоже не имел обратной силы: итальянских узников Гулага по этому поводу не освобождали. Сегодня мы ничего не знаем о судьбе Павла Скоччимарро, имя которого появляется рядом с именем Гарибальди не случайно. Из письма Генерального Консула Италии от 18 октября 1935 года можно узнать, что Иван и Ринальдо Гарибальди получили итальянские паспорта и готовились к выезду. «Соотечественник, — указывает Королевский Консул, — Скочимарро Павел Доменикович, проживающий в порту в Феодосии /ул. Еврейская, 9/, который тоже собирается ехать в Италию, даст вам по этому поводу дальнейшие разъяснения». Ближайший пароход отходил 29 октября, но выехать им не дали!
Дела Рейнгольда и Марии Андреевны Гарибальди были закрыты после доследования в феврале 1939-го, а старшего сына осудили (Л. П. Вакатова, Д. В. Омельчук «Он был из рода Гарибальди» http://crumfeodosia.blogspot.ru/p/blog-page_08.html).
Поскольку все итальянские семьи были тесно связаны между собой многочисленными линиями родства, нужно проанализировать весь массив имеющихся фактов. Привожу выдержку из письма, которое может иметь отношение к Павлу Скоччимарро:
Lettera ricevuta da pietro pergolo
От кого: «pasquale scoccimarro»
Кому: <pietropergolo@mail.ru>
Сегодня, 21:01
Caro Pietro,
Ho ricevuto la sua lettera, purtroppo non posso aiutarla nella ricerca.
Non ho conosciuto i miei nonni paterni Nicola (detto Coletto l’Americano) e Marianna La Rocca. Mio padre mi ha detto che sono morti di stenti a Kertch qualche anno dopo la rivoluzione di ottobre.Possedevano case e 3 motovelieri.
Mio padre Savino Scoccimarro nato a Kertch il 23/05/1896, aveva un fratello Paolo(morto in mare) ed una sorella Emanuela più piccola che è vissuta a Trieste ed era sposata con
Giovanni Nenno.
Письмо Паскуале Скоччимарро пришло из Генуи в мае этого года. Очевидно, что дед Паскуале Никола принадлежит генуэзской линии, а Павел Доменикович — кузен его отца Савино Скоччимарро. То есть Паоло, якобы погибший в море. Фотография деда Николо Скоччимарро передаёт типичные черты лигурийцев, благородные предки которых входили в местную элиту. К таковой принадлежал и прадед Джузеппе Гарибальди – судостроитель и моряк.
В истории семьи Гарибальди до сих пор остаются неизвестные страницы. Впереди – новые открытия и публикации на сайте. Предстоит показать полное древо родословной Героя Италии и разгадать загадки его богатой биографии, связанные с Россией. К примеру, на чём было основано предположение Кошелева о том, что Гарибальди вербовал в свой отряд итальянцев в Феодосии? Кто конкретно уехал с ним, а кто смог вернуться к родным пенатам? Куда направлялась «Добрая надежда», и какая сила пустила её на дно нам на радость? Каким было участие в освободительной борьбе гарибальдийцев Керчи из рода Ди Пьерро, Симонэ, Скоччимарро и Спадавеккиа? Когда-то, в царские далёкие времена, общипанные русские крестьяне ждали прихода «Гарибалки», что освободит их и устроит безбедную жизнь для всех. Только надеяться на чудо глупо. Остаётся закатать рукава…
В заключение хочу выразить благодарность Виктору Петкау (Дортмунд) и Алле Августовне Цымбал из Таганрога за предоставленные статьи, а также Марио Корти за постоянные уточнения имён и фактов.

Благодарю прапраправнучку Джузеппе ЮЛИЮ АНАТОЛЬЕВНУ ГАРИБАЛЬДИ, приславшую из Челябинска редкие материалы. Без её писем в нашу поддержку я никогда бы не осмелился взять на себя этот труд.

ПЁТР ПЕРГАЛО
19 ноября 2013 г. ПЕТЕРБУРГ.

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Заметка | Запись опубликована в рубрике Без рубрики, Сарыголь, главная. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s