Сарыголь. Июль 1914. Начало Первой мировой войны. Возвращение в Орск

В Сарыголь приехал, по-видимому, числа 12-13 июля. Здесь я встретился с мамой и Надей. Валя была в эти дни в Польше. Начались томительные дни ожидания. Отпуск мой был всего 2-х недельный! Я рисковал местом своей службы, но для меня это было второстепенное. Молодой пыл и безрассудность, свойственная юности, затуманивали мозги и здравый смысл. Мне ничего не оставалось как нетерпеливо ждать.

Наконец Валя и ее родные возвратились домой, если не ошибаюсь, 15 июля (1914). Произошла радостная встреча и сразу же начался штурм позиций моей будущей тещи (следует заметить, что отец Вали, Станислав Иванович, был более сговорчив), причем штурм был настолько стремительным, что теща не выдержала и сдалась.

Разногласие произошло из-за дня венчания: теща наметила 20 июля (1914), в воскресенье, а я решил в пятницу, 18 июля, т.к. нужно было спешить с возвращением в Орск. Теща уперлась — и я не сдался. Мама моя, конечно, помогала мне: она договорилась со священником Андреем Косовским (после расстрела в 1920 — святой Андрей ФеодосийскийСарыгольской церкви Св. Екатерины

церковь Святой Екатерины Феодосия 1959

церковь Святой Екатерины Феодосия 1959

и вечером 18 июля (1914) в пятницу, при набранных нами свидетелях и очень малом числе посторонних лиц, был выполнен обряд венчания. По выходе из церкви нас поздравили мама и Надя.

Мы с Валей тот же час отправились к её родным, но Екатерина Александровна, встретив нас возле своей квартиры, не пожелала разговаривать. Нам ничего не оставалось делать как повернуться и уйти на квартиру к моей маме.

На следующий день (19 июля) мы должны были утром сесть в поезд. Сборы наши были короткие, т.к. я приехал налегке, а у Вали абсолютно ничего не было, т.к. её вещи оставались у родных. На станцию к поезду в последнюю минуту пришел отец Вали и принес с собой корзину, в которую наспех были брошены пожитки Вали.

Короткая стоянка поезда, 3 звонка и мы уже мчались по восток, навстречу нашей совместной жизни.

Наше бракосочетание совпало с объявлением мобилизации и началом войны с Германией, превратившейся вскоре в первую мировую войну.

На всем пути нашего следования до ст. Актюбинск Ташкентской жел. дор. шли навстречу эшелоны с мобилизованными и воинскими частями, направляющимися на Запад. На многих станциях мы были свидетелями большого народного горя,сопровождаемого горестными слезами и криками обезумевших женщин, провожавших на войну мобилизованных мужей, сыновей, родных, близких. Пассажирские поезда в те дни были переполнены. Мы проехали значительную территорию России, встревоженную начавшейся войной.

Это обстановка в какой то мере, конечно, снижала наше радужное настроение, но навряд ли мы глубоко задумывались над происходящим.

В Актюбинске мы имели короткую остановку для найма лошадей до Орска. Здесь Валя приобрела себе кое-то из обновок. По дороге мы останавливались на ночевку в постоялом дворе Кос-Истек (на полпути между Актюбинском и Орском). Валя в эту ночь была встревожена, плакала, в результате нового, нахлынувшего в её жизни.

В Орск приехали, вероятно, 23 июля. Подъехали к дому Бородиных на Артиллерийской улице, где радостно были встречены Сашей Шереметьевым, Верой Бородиной, её сестрой Оней, Лидой и Лизой Уваровой.

Временно устроились на квартире у родных Лизы Уваровой.

Моё появление в Орске с молодой женой для моего начальства навряд ли было большой сенсацией, т.к. в те дни основное внимание всех было поглощено военными событиями. Уже через 2-3 дня, погрузившись с нашим скромным багажом на подводу, мы уехали из Орска на 1-ю дистанцию, контора которой находилась в деревне Абубакарово (примерно в 30 км от Орска).

Наняли в башкирском доме комнату, развесили по стенам мои картины, написанные масляными красками и вот началась наша семейная жизнь. Днем я находился в степи на работах, а Валя хозяйничала, готовила пищу. Продукты были дешевы и их легко можно было приобретать в деревне. По вечерам к нам заходили сослуживцы, подшучивали над нами, коротали время в разговорах.

Вскоре из Абубакарово я был переведенв Орск для работы в конторе 4-го участка в качестве чертежника. Это произошло, надо полагать, из-за того что на дистанции я не представлял собой технической ценности: был весьма еще неопытен.

Переезду в Орск мы с Валей были очень довольны. Характер моей работы носил регулярность (работали в конторе с 9 ч до 3 ч, всего 6 часов), оставалось много времени для личной жизни.

Первоначально квартировали у Уваровых, на берегу р.Урала, а затем наняли комнату на Пороховой площади в домике Клавдии Тимофеевны Корсак, одинокой вдовы полковника

Реклама

Об авторе Сергей Манн

автор и хранитель http://www.korsets.ru
Запись опубликована в рубрике Без рубрики, Орск, Сарыголь, главная с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s